•Каждый из нас ангел...
...Но только с одним крылом•
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

•Каждый из нас ангел... > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — понедельник, 21 января 2019 г.
Фи. Amaranthine. 20:28:55
Где, вашу мать, справедливость и лояльное отношение жизни к человеку?
Пришёл, значится, человек к девушке домой, принёс цветочки, заказали пиццу. Обнимашкаются - собираются заняться интересным делом, уже готовы просто вот от слова ДА и тут... ЗВОНОК В ДВЕРЬ! Бабушка и сестра захотели попить воды после занятий музыкой и забежали на пять минут. "Интересное дело" сорвалось к чертям. Вопрос: как так-то, а???
20:36:33 mооnflоwer
Я так с мамой бывшего познакомилась, когда она вернулась с работы раньше положенного D
20:38:06 Amaranthine.
Ахахаха, моя бабушка уже знакома с этим чуваком, просто считает, что мне нельзя с почти женатым мужиком дома одной быть...:^)­ :^)­
20:42:35 mооnflоwer
Бабуля не знала, что у тебя гости? х)
20:44:06 Amaranthine.
Неее! Конечно, не Ну, она в итоге не увидела никого, они забежали на минуту, но самое главное - что всё сорвано. Это обидно прям.
Позавчера — воскресенье, 20 января 2019 г.
Компьютерные мышки Бичарa 09:01:38
 ­­
(ссылка в коммах)
09:01:46 Бичарa
https://tmall.aliexp­ress.com/item/Mouse-­Oklick-485MW-optical­-USB-black/328050729­34.html?spm=a2g0r.10­010208.1000014.29.79­bf63fbMXBNXL
the hardest part is letting go dreams миротворeц 00:51:28

take me to church


­­


Надо ложиться раньше, но почему-то именно сейчас я подумал о том, что случится, если мы закончимся.
Я имею ввиду насовсем, навсегда, в этом мире. В том мире, где мы столкнемся, скажем "извини", разойдемся. В мире, где нам сорок или тридцать девять, где нас не существует, а есть только обрывки воспоминаний, о которых мы изредка говорим своим друзьям или вспоминаем наедине с собой. Я подумал о том, что в какой-то момент я не сделаю тебе блинчики с утра, ты не сваришь мне кофе и мы не сядем на заднее сиденье машины. Я подумал, что вся история о матери фсбшнице и папе рыбке окажется такой же сказкой, которой она видится сейчас. И я подумал о том, насколько же разъебаным тогда окажется мир, если все это закончится, а потом внезапно спустя двадцать лет всколыхнется и умрет в зародыше не случившихся надежд.

Я загрустил, потому что вдруг действительно испугался времени.
Испугался того, сколько мы с тобой рядом, и почему вдруг цифры только увеличиваются. Я имею ввиду, что когда полтора года это уже серьезно, то уж говорить о трех, пяти, десяти? Как будто чувства не умирают, как будто люди не охладевают друг к другу, как будто они и вправду.. И вправду что? Могут любить друг друга? Сколько? Когда любовь останавливается, когда перестает существовать, когда ты просишь свою девушку с длинными волосами постричься? Когда ваши отношения - это кошка, которая умерла и ее нужно похоронить, но ты все еще цепляешься и любишь этот теплый труп на батарее? Я никогда не боялся расставаться. Мне было сложно, больно, трудно, невыносимо, но я никогда не боялся кого-то потерять взаправду. Или меня не боялись, и я точно также не боялся в ответ.

Но почему-то в этот момент я одновременно испытал и страх, и восторг.
Я испугался времени без тебя, когда ты станешь воспоминанием и тебя не будет нигде на Земле, но одновременно пропустил сквозь себя все то, что испытывал к тебе когда-то и испытываю сейчас. Я понял, что это - нежность. Когда я сказал, что на твой стороне, что я поддерживаю тебя, о боже, ты так улыбнулся и меня прошибло гребаное осознание того, что это осталось прежним. Когда мы выходили из перехода почти три года назад и я сказал, что у тебя карие глаза. Когда ты смотрел на меня и держал за руку. И сколько бы я не искал ответы в себе, я чувствую их в тебе. И мне кажется, что пока ты что-то чувствуешь, ты должен дать этому шанс.

Потому что когда-нибудь (возможно) ты скажешь "я не знаю". Потому что когда-нибудь (возможно) это станет воспоминанием, а мы с тобой нигде, никак, никем.
Я подумал, что когда-нибудь что-то прекрасное и светлое может стать ничем.

Я помню в тебе ту одиннадцатиклассниц­у в синем свитере и черной юбке, которая впервые встретила кого-то за всей чередой случайных людей , друзей и любовников, кто стал для нее значимым. Кем-то любимым. Чем-то дорогим и ценным. Действительно ценным. Но слушая тогда твои восторженные рассказы о том, какой он "интеллигентный", "высокий", "как приносит кофе", я и понятия не имела, что когда-нибудь это станет "я ничего не чувствую". И мне жаль, потому что та одиннадцатиклассниц­а разочарована, потому что она потеряла что-то важное внутри себя. Потому что прекрасное для нее закончилось и наступило ничто.



Категории: The dearest people, Nicka, Steve
суббота, 19 января 2019 г.
жадность 15.30 19:12:31
The Rainwalkers

Подробнее…An old man whose black face
shines golden-brown as wet pebbles
under the streetlamp, is walking
two mongrel dogs of dis-
proportionate size, in the rain,
in the relaxed early-evening avenue.

The small sleek one wants to stop,
docile to the imploring soul of the trashbasket,
but the young tall curly one
wants to walk on; the glistening sidewalk
entices him to arcane happenings.

Increasing rain. The old bareheaded man
smiles and grumbles to himself.
The lights change: the avenue's
endless nave echoes notes of
liturgical red. He drifts

between his dogs' desires.
The three of them are enveloped-
turning now to go crosstown-in their
sense of each other, of pleasure,
of weather, of corners,
of leisurely tensions between them
and private silence.


Категории: Дениз Левертов, Стишки, Литература, Поэт, Поэзия
19:13:24 15.30
перевод как-то буээээ, но пускаю его. Под дождем Черное лицо старика под фонарями отливает золотом, словно камешки под водой — старик прогуливает под дождем двух беспородных собак, маленькую и здоровенную, по отдыхающей предвечерней улице. Маленькая верткая тянет в сторону, послушная зову...
еще...
перевод как-то буээээ, но пускаю его.

Под дождем

Черное лицо старика под фонарями
отливает золотом, словно камешки
под водой — старик прогуливает
под дождем двух беспородных
собак, маленькую и здоровенную,
по отдыхающей предвечерней улице.

Маленькая верткая тянет в сторону,
послушная зову мусорной урны,
а здоровенная кучерявая
тянет вперед: лоснящийся тротуар
сулит ей таинственные соблазны.

Дождь усиливается. Старик без шляпы,
Он улыбается и бормочет себе под нос.
Меняется освещение: бесконечный церковный
свод улицы отражает литургически-
рдяные ноты. Старик дрейфует

меж вожделеньями двух собак.
Все трое сворачивают на перекрестке,
все объяты своим ощущеньем друг друга,
ощущеньем радости,
погоды, уличных углов,
ленивыми своими разногласиями
и сугубо личным молчанием.

Перевод А. Сергеева
19:15:34 15.30
кого кого ты мне напоминаешь - вот это все))) и еще она хорошенькая мне как-то кто-то сказал, что смотря на женщин сразу понимает - какая из них поэтесса. странное интуитивное знание. хаха) до сих пор смешно, да.
Про Емелю и щуку-волшебницу Сказка в стихах Виктор Шамонин Версенев 14:21:11
­­

За деревней, у речушки,
Проживал мужик в избушке,
Жизнь его была не мёд,
Воз забот он в гору прёт,
Да печали гонит прочь,
Он в работе день и ночь,
Жить ему в нужде нельзя,
В тех сыночках радость вся,
У него их трое, в ряд,
Кушать мальчики хотят!
Год за годом так и шли,
Сыновья все подросли.
Вот женился старший сын,
Жизнь у сына без кручин,
Средний сын жену привёл
И работать стал, как вол!
Жёны тоже при делах,
Та работа им не в страх,
А потом они уж в поле,
Нет семье на отдых доли
И, казалось, наконец,
Радуй сердце ты, отец,
Поживай без тех забот,
Наедай большой живот!
Да расстроен был старик,
Прячет он печальный лик,
Младший сын его, Емеля,
Был ленивым в каждом деле,
И любая та работа,
Не совсем его забота,
И жениться ему лень,
В деле он одном кремень,
Сытно, вкусненько поесть,
Да на печь опять залезть,
Сутки спать на печке той,
Чтоб до храпа, на убой!
Так минуло восемь лет,
Как-то осень встала в цвет,
Всех в работу запрягла,
Всем сейчас им не до сна,
Лишь один Емеля спит,
Сны он чудные глядит.
Добрый вышел урожай,
Закрома под самый край,
От излишков вновь навар,
Их сменяют на товар,
А потом уж нет забот,
Отдых зимний к ним придёт.
День базарный наступил,
На базар народ убыл,
Погрузился и отец
С сыновьями, наконец.
Дал Емеле он наказ,
Самый строгий в этот раз,
Чтоб невесткам помогал,
Их ничем не обижал,
А за помощь, посему,
Обещал кафтан ему,
И Емеля был согрет,
Долго он глядел им вслед,
А в деревню брёл мороз,
Стужу жуткую он нёс.
Вмиг Емеля влез на печь,
Сбросил он заботы с плеч,
Той минуты не прошло,
Храпом домик сотрясло.
Да невестушки в делах,
При своих они правах.
Дел по дому пруд пруди,
Да ещё дела в пути.
Наконец, свистульки-трели,
Тем невесткам надоели,
К печке двинулись они,
Слов сдержать уж не смогли:
- Эй, Емеля, ну-к, вставай,
Всяких дел по дому, в край,
Хоть воды нам принеси,
Гром тебя здесь разнеси!
Он сквозь дрёму отвечал,
Им с печи слова швырял:
- Неохота за водой,
На дворе мороз такой,
У самих же руки есть,
Легче вёдра в паре несть,
А тем, боле, задарма,
Не свихнулся я с ума!
Прорвало невесток тут,
В бой они опять идут:
- Что сказал тебе отец,
Помогать нам, наконец?!
Если ты пойдёшь в отказ,
Пожалеешь, знай, не раз,
Горьким выйдет тот кисель,
Про кафтан забудь, Емель!
Тут Емеля заюлил,
Он подарки так любил,
С печки тут же стал вставать,
Словом их давай хлестать:
- Что кричите на меня,
Вишь, уже слезаю я!
Разорались, дом трясёт,
Мертвяка ваш крик проймёт!
Он топор и вёдра взял,
До реки трусцой домчал,
Стал он прорубь ту рубить,
Рот зевотою сушить,
Нет в работе куража,
На печи его душа!
Долго прорубь он рубил,
Чуть не выбился из сил,
Вёдра полны, наконец,
Думку думает, делец:
«Ох, водичка, тяжела,
Руки рвёт мои она!
Только б мне её донесть,
Да на печь скорей залезть»!
Вдруг в ведро Емеля, глядь,
Он чудес не мог понять,
Щука плещется в ведре,
Тесно ей в такой воде!
Вмиг Емеля рот раскрыл,
Удивлён Емеля был:
- Поедим ушицы всласть,
Не дадим добру пропасть,
И котлеток сотворим,
Вечер славно посидим!
Только молвит щука та:
- Из меня горька уха,
И котлетки, знай, горьки,
Боком вылезут они,
Лучше слушай и вникай,
Да на ум себе мотай!
Возвратишь меня домой,
Стану я тебе рабой,
Все капризы, друг, твои,
Я исполню, говори!
А слова мои проверь,
Повторишь их вслух, Емель,
«По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу»,
А капризам тем, дружок,
И конца неведом срок!
Поражён Емеля был,
Рот он в радости раскрыл,
Щуке верил и внимал,
Глаз со щуки не спускал.
Он и двинул тут же речь,
Слов Емеле не беречь:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Сами вёдра пусть идут,
Сами к дому путь найдут!
Вдруг издал Емеля крик,
Он ловил счастливый миг,
Вёдра двинулись вперёд,
Без его совсем забот,
Шли тихонько, без труда,
В них не плещется вода!
Щуку в прорубь он пустил,
Вслед за ними припустил.
Вёдра сами ходом в дом
И на место стали в нём,
И Емеля место знал,
Тут же печку оседлал,
Храп он в домике несёт,
Никаких ему забот!
Да невестушки не спят,
Вновь Емелю тормошат:
- Ей, Емеля, ну-к, вставай,
Наруби нам дров давай!
Шлёт Емеля им ответ,
Суеты в нём просто нет:
- Я, извольте знать, ленюсь,
Делать это не возьмусь!
Вон, под лавкой, есть топор,
Да и выход есть на двор!
Те невестки сразу в крик,
Не впервой им мять язык:
- Обнаглел ты уж, Емель,
Зададут тебе, поверь!
Обижать не стоит нас,
Про кафтан за нами глас!
И Емеля шустро встал,
Он подарки обожал:
- Всё, невестушки, бегу,
Отказать вам не смогу,
Нарубить мне дров пустяк,
Вам я, милые, не враг!
Только женщины за дверь,
У Емели шаг не мерь.
Он на печь обратно, шасть,
Речь он тихо начал прясть:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Эй, топор, скорей вставай,
Поработай, друг, давай,
А потом домой спеши,
Вновь под лавкой той лежи,
А дрова пусть в дом идут,
В печку сами упадут!
Ну, а я вздремну чуток,
Этак, суток так с пяток!
И топорик скок во двор,
Стал рубить дрова топор.
Нарубил он много дров
И под лавку, был таков,
Те дровишки в печку, прыг,
Разгорелись в один миг.
Шло за ночью утро вслед,
В окна брызнул слабый свет,
А морозец вновь на круг,
Стал морозить всё вокруг,
Огонёк дрова съедал,
Без дровишек он страдал.
Вновь невестки кажут лик,
Прут к Емеле, напрямик:
- Ты, Емеля, в лес езжай,
Дров на вывоз запасай,
И в отказ идти не смей,
Нас, Емеля, пожалей,
Коль обидишь нас Емель,
Пропадёт кафтан, поверь!
Он с печи тихонько слез
И на дворик, под навес,
В сани лошадь он не впряг,
Развалился в них, чудак!
Посмеялся тут народ,
Смех по улицам идёт,
А Емеля, в тех санях,
Людям речь явил в размах:
- Эй, людская простота,
Отворяй мне ворота!
Вам, народец, доложу,
По дрова я в лес спешу!
Чудеса народ творил,
Ворота пред ним открыл:
- Ты, Емель, не тормози,
Много дров домой вези!
Запрягайся и в галоп,
Остуди, Емеля, лоб!
Смех волною покатил,
Рот неспешно он раскрыл:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Эй, езжайте сани в лес,
Там, в лесу, наш интерес!
С места сани сорвались,
По дороге в лес неслись.
Диву дивится народ,
Он чудес сих, не поймёт!
Прикатил Емеля в бор,
Проявил в словах напор:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Ну-к, топорик, навались,
До семи потов трудись,
И с дровишками, домой,
Я ж посплю часок-другой!
И Емеля вмиг уснул,
В ус себе он и не дул,
А топор был молодец,
Погулял в бору, делец,
Был в работе голова,
Бор пустил он на дрова,
В сани скоренько убыл,
В них топор чуток остыл.
Сани двинулись домой,
Те дрова в санях – горой.
Спит Емеля на дровах,
Спит с румянцем на щеках!
Оказался слух так скор,
Царь узнал про этот бор.
Возмутился он: - Наглец,
Это за свинство, наконец?!
Порубить мой бор в куски,
Вправлю я ему мозги!
Бьёт тревогу царь в набат,
Шлёт за ним своих солдат,
И солдаты, прямиком,
Ворвались к Емеле в дом,
Стали мять ему бока,
Разбудили в нём зверька.
Слёз Емеля не скрывал,
Он слова в кулак шептал:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Бей их, палка, не ленись
Перед ними не срамись!
С места палка сорвалась,
До солдат тех добралась.
Им, служивым, и не снилось,
Так попасть в её немилость,
И позора им не смыть,
Убегали, во всю прыть,
Синяков сокрыть не смели,
Был доклад их о Емеле.
В гневе страшном государь:
- Он воистину дикарь!
Так избить моих солдат,
Не пойдёт такой расклад!
Во дворец его, к утру,
Битым быть теперь ему!
Да Емеля крепко спит,
В доме храп волной висит.
Вот за ночью, наконец,
От царя к нему гонец.
Офицер тот - мокрый ус,
Испытал он власти вкус:
- Одевайся, жук, скорей
И до царских марш дверей!
Чужд Емеле сильный крик,
Перед ним он кажет лик:
- Царь ваш может подождать,
На указ мне наплевать!
Как на двор придёт капель,
Соизволю к вам я, в дверь!
Возмутился, сей гонец:
- Ты, Емеля, не жилец!
Офицер поднял кулак,
Дал Емеле он тумак,
Пал Емеля вмиг с печи,
Позабыл, где калачи.
Вдруг Емеля стал бледнеть:
- Дам тебе ответ, заметь!
Ты же, братец, офицер
И такой даёшь пример?!
Офицер усы утёр,
Он вступать не хочет в спор:
- Ты ещё и возражать,
Служку царского пугать?!
Я кому сказал, вперёд,
И раскрой попробуй рот!
Тут Емелю бес толкнул,
Он в словах уж не тонул:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Покажи нам гнев, ухват,
Ты на дело точно хват!
В гневе стал ухват летать,
Служку царского гонять.
Резво он к царю бежал,
Сказ царю в слезах сказал.
Царь готов был вынуть меч,
В гневе он и начал речь:
- Кто доставит, наконец,
Мне Емелю во дворец?!
Дам медальку, посему,
Да деньжат ещё тому!
Вмиг нашёлся хитрый чин,
Говорил с царём один,
До невесток поспешил,
Обо всем их расспросил,
Про кафтан от них узнал
И Емеле клятву дал,
Мол, поедешь ты со мной,
Ждёт тебя кафтан любой,
Да ещё подарков много,
Даст ему он на дорогу!
Тут Емеля и раскис,
На плечах его повис:
- Поезжай-ка ты, гонец,
Без огляда, во дворец!
За себя я поручусь,
За тобою вслед примчусь,
Свой кафтан заполучу
И такой, какой хочу!
Хитрый чин убыл без бед,
Изложил царю секрет,
А Емеля в думку впал,
Он на печке рассуждал:
- Как же я оставлю печь,
У царя там негде лечь?!
Долго он ещё сидел,
Весь от думок тех потел,
Осенило разом, вдруг,
Мысль его пошла на круг:
- На печи поеду, так,
А иначе мне никак,
На ногах своих ходить,
Можно им и навредить!
Слов Емеля не искал,
Он слова в уме держал:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Поезжай ты, печь, к царю,
А я сон свой досмотрю!
Печка с места подалась,
Вмиг к дороге добралась,
По дороге резво мчит,
Из трубы дымок струит.
Вот примчалось, наконец,
Печка - диво во дворец.
Царь картину эту зрел,
На глазах у всех белел,
Взгляд к Емеле обратил,
Строго с ним заговорил:
- Ты зачем же царский бор,
Запустил под свой топор?!
За поступок, сей дурной,
Ты наказан будешь мной!
Да Емеля не дрожал,
Он с печи ответ держал:
- Всё «зачем», да «почему»,
Я тебя, царь, не пойму!
Ты кафтан мне подавай,
У меня ведь время в край!
Царь открыл мгновенно рот,
На Емелю он орёт:
- Ты, холоп, царю дерзишь,
Раздавлю тебя я, мышь!
Ты опух от сна уж весь,
Полежать надумал здесь?!
Да Емеле не вопрос,
Речь царя из слов-угроз!
Он на дочь царя глядит,
Счастья в нём поток бурлит:
«Ох, красавица, не встать,
Дело нужно мне верстать,
И к царю в зятья попасть,
Захотелось, прямо страсть»!
Развязал он язычок,
Шлёт Емеля слов поток:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Пусть же доченька царя,
Тут же влюбиться в меня!
И давай-ка, печь, домой,
Во дворце хоть волком вой!
Больно царь до слов охоч,
Вон, на двор ступает ночь!
Из дворца он покатил,
Царь словечки проглотил,
Стал он в гневе зеленеть,
Местью праведной кипеть.
А Емелю печь несёт,
Снега шлейф за ней идёт,
Прикатила печка в дом
И на место стала в нём.
Вот идёт в народ молва,
Разлилась вокруг слова,
Про любовь царёвой дочки,
Про её бессонны ночки.
Царь ругает денно дочь:
- Я устал слова толочь!
За Емелю не отдам,
Это просто, знаешь, срам!
Дочь не слушает отца,
Ей сейчас не до словца.
Осерчал в момент отец:
- Это дерзость, наконец!
Свадьбе этой не бывать,
Вам наследства не видать!
Слуг он вечером собрал,
Им приказ жестокий дал:
- Нужно им задать урок,
Изготовьте бочку в срок,
В изготовленную бочку,
Посадить такую дочку,
И Емелю вместе с ней,
Им так будет веселей!
К морю бочку ту свезти,
Приговор там привести,
Бочку сразу в море бросить,
Пусть её волнами носит!
Слугам выпал в первый раз,
Исполнять такой приказ,
Но ослушаться нельзя,
Бочек много у царя,
Посему и жалость прочь,
И приказ свершился в ночь.
Бочка скоро на просторе,
Бьёт её волною море,
В бочке той Емеля спит,
Сны свои опять глядит.
Скоро страх его поднял,
Он спины не разгибал,
В темноте и страхе том,
Бил он словом, напролом:
- Кто здесь рядом, отвечай,
Или двину, невзначай?!
Он дыханье затаил,
Голос рядом очень мил:
- Здесь, Емеля, дочь царя,
Не ругай меня ты зря.
Заточил отец нас в бочку
И на том поставил точку.
В море мы сейчас с тобой,
В споре с пагубной волной,
А погибнуть нам, иль нет,
Лишь у Господа ответ!
Вмиг Емеля понял суть,
Он готов исправить путь:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Налетай же, ветерок,
Чтоб в беде ты нам помог,
Занеси нас в дивный край,
Нас из бочки вызволяй!
Ветер тут же налетел,
Бочку с ходу завертел,
Он её с воды схватил,
Вверх с собою потащил,
Как до берега донёс,
В щепу бочку он разнёс,
И умчался стороной,
Тишь оставил за собой.
Дивный остров встретил их,
При красотах всех своих,
Золотой дворец на нём,
Птиц полным-полно кругом,
А в сторонке та река,
В ивах чудных берега,
Воды реченьки чисты,
Есть берёзки у воды,
А в округе - светлый лес,
Да луга цветных небес,
А Емеля, сам не свой,
Пред царевной молодой.
Он в любви своей горел,
Ей признаться в том посмел,
Да и ей любви не скрыть,
Сердцу надобно любить.
Свадьба длилась три недели,
За столом все дружно пели.
Ел народ и много пил,
Шутки добрые творил,
И невестки те плясали,
И отца не забывали,
Братья тоже веселились,
Все на свадьбе породнились.
Царь покаялся в грехах,
Он ходил два дня в слезах,
Трон Емеле царь отдал,
И ничуть не горевал.
А Емеля, уж царём,
К щучке той явился днём,
Перед ней спины не гнул,
Волшебство он ей вернул.
Десять лет с тех пор прошло,
Ох, водички утекло!
Царь Емеля, видит Бог,
Под собой не чует ног.
Правит сутки, напролёт,
Хорошо народ живёт,
У Емели пять детей,
Пять прекрасных сыновей.
Только, правда, пятый сын,
Уж совсем ленивый, блин!
Есть ещё один секрет,
Пусть его узнает свет!
Царь воздвиг за троном печь,
Да ему на час не лечь,
Коль теперь ты, братец, царь,
То бока свои, не жарь!
А на печь нашёлся спрос,
Держит сын по ветру нос.
Он на печке сутки спит,
Царь на сына не кричит.

Конец

Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Художник: Мирослава Костина
Читает: Александр Водяной
https://yadi.sk/d/M­z2KtENhrxkkj

Категории: Сказка в стихах
пятница, 18 января 2019 г.
[Montenegro Notes] Pt.5 Mystery Di Het 22:31:21
Снова заметки о Черногории!
Мотивацией к написанию продолжения послужило то, что в процессе перебора архива из ВК (теперь можно получить архив всех данных из ВК, прикиньте) наткнулась на аккаунт девочки, с которой мы были в лагере дважды. И, к моей превеликой радости, она не удалила фотки за 2011 год! Их же я буду активно использовать при написании своих историй. А ещё я нашла в закромах ГРУППУ, посвящённую той смене. Картинка сложилась окончательно.
Эту смену я помню хуже, поэтому меня хватит, наверное, всего на 2 части.

На вторую поездку я потащила с собой троюродную сестру. Мы с ней уже когда-то выезжали в лагеря: наш дебютный выезд состоялся аж в 2007 году.
Что в тот раз, что в этот - я не спала в ночь перед отлётом. Причём я решила устроить себе испытание: не спать ровно до полуночи следующего дня. Мне это удалось: я легла спать аж в час ночи следующего дня (могу, умею, практикую до сих пор :D­ )
Приехали значит, в аэропорт. Проходим регистрацию, все дела... Когда все круги ада были пройдены и мы были готовы пойти на посадку, я заметила знакомое лицо. Да, чёрт возьми, это одна из тех, кто был со мной в прошлом году! Пообщались, вспомнили былые времена.
По приезде на территорию лагеря выяснились интересные моменты:
- лагерь стал настолько популярным, что народу теперь куча и поэтому было решено делить людей на ОТРЯДЫ. Хоспаде, у меня тотальная непереносимость отрядов! Было так кайфово, когда все были одной дружной семьёй...
- с введением отрядов появились и ограничения: нельзя самостоятельно выходить за продуктами/пиццей/г­улять по набережной. Вот тут моей печали не было предела.
- не было всех тех, кто сделал моё пребывание в лагере столь запоминающимся: Алекс, Макс-историк, Настасья... (о ней я забыла рассказать в прошлых постах: эта мадам вела творческие кружки + активно нас фоткала; мы с ней очень хорошо общались). Но зато были некоторые ребята с прошлого года и это придало немного надежды, что смена совсем не скатится в говнище.
- открылся новый корпус! А в основной корпус стало попасть тяжелее: для того, чтобы поселиться туда, нужно было заплатить. Но об этом я ещё расскажу далее.

Решили мы с Настей-подругой, что поселимся вместе в одном номере. До сих пор не понимаю, почему я сразу не поселилась с Настей-сестрой... О, хотите узнать, почему у меня появилась дикая аллергия на это имя?
Короче, спустя несколько дней после приезда к нам приехали ещё две девочки. И, что примечательно, обе Насти. Ну и угадайте, с кем сразу же подружилась моя Настя-сестра? Правильно - с двумя Настями. По итогу имеем Настю-сестру с ещё двумя Настями и с моей стороны ещё Настя-подруга... О УЖАС. С двумя Настями и я общалась, да. Правда, щемили они меня знатно. Но больше всего я злилась на них из-за грёбанного подкидного дурака: эти женщины настолько искусно играли в карты, что я ПОСТОЯННО проигрывала. Ни одна игра мне не далась. А я ведь была чуть ли не мастером...
Это так, небольшое лирическое отступление. В общем, заселились мы. Разместились, поделили кровать между собой. Поняли, насколько же второй корпус не очень. Было нереально ДУШНО!. Окна выходили чисто на южную сторону, что только усугубляло положение дел. Но ладно бы это, вечером мы обнаружили другую проблему: из окон доносилась повсюду музыка и со всех сторон светили ЛАЗЕРЫ. В нашу сторону. Вот такие вот шикарные ночные дискотеки в Черногории.
Через некоторое время я сама пришла к сестре и мы решили скинуться на номер в основном корпусе, чтобы и жили вдвоём, и от духоты не помирали. Обошлось нам это дело в 50 евро.
Зато когда мы переселились в основной корпус, мы сразу же заметили разницу: чистенький номер, санузел не в хлам, КОНДИЦИОНЕР и вид на море. Что может быть лучше?

Ну а теперь побольше о личностях, которые мне повстречались уже в новую смену.
И как же мне не рассказать про свой летний "роман"! О нём в самую первую очередь.
На мою беду понравился мне один парень. Звали его Егором. Было ему на тот момент лет 17. Простенький такой парень с виду.
Познакомились мы с самый первый день смены. Сидела я как-то на общем собрании и он там не то шутил, не то спросил что-то... Были ещё с ним другие парни. Вспомнила только лишь второго его товарища - Серёжу. Потом в их компании появился ещё один довольно заметный в наших кругах парень - Дэвид (я про него как-нибудь расскажу, если вспомню). Ну и ещё несколько товарищей.
С этой компанией я сразу нашла общий язык. Видимо, на мне сказалось "дворовое" воспитание и постоянное общение именно с парнями. Постепенно начала интересоваться Егором. Из всей компании он мне понравился почему-то больше всех. Ну вот не знаю, почему. Может, он мне напоминал моего товарища, в которого как-то тоже поимела смелости влюбиться? А вообще у меня была какая-то совсем противоречивая ситуация: я искала себе парня, похожего на меня (и за всё время был только один такой!), но в итоге почти каждый, кто мне нравился, был слегка смуглым, темноволосым и ни разу не похожим на меня. Противоположности, мать их, притягиваются...
С этим Егором было несколько историй:
1. Егор хорошо знал 3Ds Max. Собственными усилиями он инициировал мини-кружок по этой программе. Знала бы я тогда, что эти знания мне потом пригодятся :D­
В общем, ходила я на его мини-кружок. Он показывал основные инструменты, как делать примитивные фигуры, какие модификаторы имеются и т.д. Всё, чему мы научились с товарищами на этом кружке - делать восхитительные пончики :D­ А Серёга даже сделал надпись из этих пончиков. Просто без комментариев.
2. Как-то раз Егор рассказал мне рецепт "мощного энергетика", который по эффекту ничем не уступает любому другому энергетику. Рецепт такой: берётся Спрайт, пара пачек айс-кофе и вроде как Несквик. Все сыпучие ингредиенты добавлялись в бутылку и тщательно взбалтывались. Получалась какая-то непонятная жижа, довольно сладкая и странная на вкус. Я пробовала, да. Парни очень часто мешали такой убийственный коктейль, что сильно не нравилось вожатым. Их за этим делом палили, запрещали подобным заниматься. Но они всё равно умудрялись её мешать! Конечно, парни почему-то не понимали, что от колы с кофе их будет ещё жёстче плющить... Но это так, нюансы, которые я познала позднее.
3. В ходе нашего общения он мне поведал о своей религии. Он был сторонником такого направления, как "чёрное христианство" (или чёрное православие, я не помню точно), но суть заключалась в том, что ты должен быть весь такой чистенький и невинный, т.е. никаких женщин, никакого секаса и вообще идите нахер бабы тема отношений довольно тяжела. Так я поняла, что шансов у меня нет :D­
Но ладно бы это. Через неделю приехала в лагерь одна девочка, которая была ещё в прошлом году и молва о ней и её любовных похождениях шла по всему лагерю. В простонародии - шлюхпка. Ну и угадайте, кто на неё клюнул и стал чуть ли не лапать? Вот тебе и радикальный христианин :D­
4. С одним товарищем Егора я тоже хорошо общалась. Он как раз был в числе некой "группы поддержки", которая спонтанно создалась, стоило мне поделиться своей "бедой". В этой же группе была моя сестра и две Насти. Трио Насть подталкивала меня на то, чтобы быть как можно активнее с Егором. Я правда хотела ему понравиться, но не знала, как. Поэтому они меня то наряжали, то давали напутствия, которые мною выполнялись. Но хер там был: Егор был слишком неприступен и в мою сторону не особо смотрел. Кстати, когда я общалась трио, то, чтобы не палиться, они дали ему кодовое имя "Флэшка". Было забавно слушать их вопросы, мол, "А как там у тебя дела с Флэшкой?"
А вот товарищ Егора в моменты моих фиаско поддерживал меня и даже успокаивал. А хреново мне было очень часто... Я ревела ночами, порой бывало так, что мне Егора было тупо жалко (правда, уже не помню, в чём там дело было). Мне было жалко себя, потому что понимала, что меня такую никто не полюбит. Но всё же не сдавалась.
5. Поехали мы как-то под конец смены в Будву. Гуляли, Егор рассказывал кучу интересностей. На рынке и вовсе рассматривал антиквариат (насколько мне помнится, историей он увлекался знатно). Засели в кафешке на площади. Я тогда заказала себе мороженку. Здоровую такую, за 5 евро. Кушала её и Егора слушала. Я правда не помню содержания разговоров, но он много всего умудрялся рассказывать. В свои года он был очень эрудирован и неплохо шарил в различных областях. Это меня в нём и привлекало. После поездки я засела ненадолго у него в номере. Впервые увидела, как он делает массаж (он ещё, чёрт возьми, на массажиста учился! Прям монстр, а не парень!). Рассказывал и об этом тоже. Насколько я помню, мы ещё долго болтали, потом я помчалась спать.
Это была последняя ночь, проведённая с ним. Утром мне предстояло уехать домой... поэтому я попросила его контакты, чтобы списаться с ним. Но отвечал он мне очень долго. И очень неохотно.
Наутро, кстати, у меня заболело адски горло, потому что я в одну харю слопала всё мороженое, ещё и в прохладную погоду :D­
Ах да, фото виновника торжества (он самый крайний слева).
­­
===================­====================­====================­====================­==============
Про весь досуг и других личностей напишу в следующем посте.
Такие пироги)

Категории: Montenegro Notes
Fyodor Dostoyevsky&Osamu Dazai Koheyri Himitsu 15:45:05

I look inside myself and see my heart is black

Cold, we're so cold.



Подробнее…
­­


В идеально чистой зеркальной поверхности ты видела себя. Достаточно логично, не так ли? Строгая, деловая одежда - необходимое условие для собеседования. Судя по девушке, которая критически смотрела на тебя из зазеркалья, галочку возле этого пункта можно было ставить спокойно.
Впрочем, что-то было еще.
Ты растерянно пригладила волосы, бросая взгляд в окно.
Тускло. Пасмурно.
Холодно?

Это беспокоит тебя? Ну, конечно, именно это.

Йосано-сэнсэй не придала этому внимания, хотя кто бы винил ее? Проблема есть, и стоило бы искать ее решение, а не виноватых.
Беглый, расфокусированный взгляд твоих глаз споткнулся о единственного присутствующего человека в комнате. Парень валялся на диване и с наигранным интересом наблюдал за твоими манипуляциями. Беззаботный изгиб губ, наклоненная голова - ожидает твоих действий.

Быстрый анализ выделил основное в его образе и все сложилось вместе.
-Дазай-сан, - ты постаралась вырвать из внутренних резервов всю свою милость и очарование, частичку которых сразу вложила в голос.

-Прекраснейшая, ты в конце концов решилась согласиться умереть со мной? - Детектив прямо слетел с дивана на крыльях энтузиазма, бросаясь в твою сторону и угрожая разрушить своими объятиями всю маскировку. - Я знал, что эти завистники не смогут встать на пути самого прекрасного двойного самоубийства в истории!

-Дазай-сан, на самом деле я хочу у вас кое-что попросить. - Ты предварительно благоразумно подала руки Осаму, который, не сделай этого ты, с превеликой радостью заставил бы поправлять весь образ заново. Ну не впервые же за этот день складочки разглаживаешь, знаешь.

-И чем же я могу порадовать тебя? - Твои руки были мягко прижаты к сердцу парня, и твоя личность буквально видела как вокруг летали сердечки и сыпались лепестки роз. Неловко-то как. - Бриллианты? Цветы? Котенок?

«Котик - это неплохо», - отметил немного зависший от такой атаки мозг, пока бывший мафиози продолжал перечень.
-Э-э-э, - немного неромантично остановила ты увлекшегося ухажера. - Пальто можно? Пожалуйста.

Дазай не ожидал такого выбора. Секунд пять вы двое пытались поймать в окружающей тишине послание из космоса, когда Осаму открыто рассмеялся. Тихо, легко и совсем не обидно.
-Пальто значит.

-Ну-у, оно в моем стиле, - начала ты аргументацию. - На улице не лучшая погода, теплой одежды у меня нет, а собеседование важное. Вы, как помню, никуда не собирались. А больше никто не поможет.

Сухие факты вылетали очень...знакомо.
Очень подозрительно. Тебе нужно было контролировать себя и свое поведение. Сейчас же.

Дазай Осаму отпустил твои руки и, размышляя, потер подбородок.

Что же, придется прибегнуть к тяжелой артиллерии.

-И вообще, вот похожу в таком шикарном пальто - можно со спокойной совестью и умирать.

Шоколадные глаза противника засияли новогодними огоньками; несомненно, в его голове пронеслись все советы из любимой книги - какой из них лучше? Но был и нужный тебе результат. Удивительно теплый, великоватый тренчкот лег на твои плечи, будто огромный котяра.
Пахнет приятно.
Безопасностью.
Обманом.

Взглянула на часы, успешно сдерживая порыв перейти на родной язык. Нельзя.
Слишком подозрительно.

-Я опоздаю! - Испуг был натуральным, ты изо всех сил рванула на выход; параллельно еще распинаясь в благодарностях Дазаю и одевая его пальто как следует.
Небольшую пуговицу чужой одежды ты мучила до самого места назначения.

­­


Рабочая неделя подходила к финишу; в твою душу все большими шагами ступало спокойствие, отвоевывая у страха и тревоги свою территорию.
Обычно ступив в Агентство, ты была встречена приветливыми взглядами его обитателей, в которых, тем не менее, тлело знакомое тебе напряжение.

«Серии убийств продолжаются, несмотря на старания полиции и правительства...»


Телевизор собрал у себя всех, сухо сообщая о человеческих трагедиях.

Так горько и противно.

Будто в безумном порыве одуванчиков наелась.
От передозировки этого изысканного мнимого блюда тебя отвлек чей-то захват. Не успела собраться, как мгновенно была выпихнута из офиса и на буксире уже хорошо знакомого тебе пояса пальто последовала за никем иным, как Дазаем.

«Хана», - прозвучало на стыке реальности и твоего подсознания.

В какой-то момент времени, парень привел тебя в пустую небольшую комнату; кабинет - рабочий стол и принадлежности явно об этом кричали - был безлюден. Уже за это Осаму заслуживал твоей благодарности.

-Интересно, - удивительно серьезно начал он, поигрывая чем-то мелким в руке. Тут же поднимая эту игрушку перед собой, позволил тебе рассмотреть ее лучше.

Пуговица.

Сердце поменяло дислокацию, неудобно устроилось где-то в горле, мешая нормально дышать и говорить.

Окно? Дверь?

Инстинкт самосохранения спасает от опасности, да? Ты сознательно ей подвергаешься, а значит, чтобы не провалить затеянную игру, нужно контролировать даже такие вещи.

Тебе хотелось бежать.

Ты ступила ближе. К нему.

-Это пуговица? - Стыд сыграть было легче. - Я вам пальто испортила?

Дазай-сан и его острый, пронзительный взгляд не могли разрушить стену твоей уверенности.

-Чтобы его оторвать, тебе нужно было бы хорошо постараться. - Ты привыкла к дружескому тону этого человека, но сейчас он звучал как-то неправильно. -Это жучок. Хорошо замаскированный под пуговицу. Профессиональная работа.

Ты слышишь восторг? Или это самообман?

Он крутил его, будто держал в пуках какую-то драгоценность.

-Кто-то очень грамотно тобой воспользовался, прекрасная моя, - ненавистное слово, закравшееся в предложение суицидника, обдало ледяной водой.
Ты не знала, что сказать.
-Что вы будете делать теперь?
-Без проблем отловим всех плохишей, - надев снова свою маску беззаботности, Осаму обошел тебя, спрятав руки в карманы. - А ты подожди здесь, если хочешь, чтобы мы тебе помогли. Защитили от демона.

Он не догадывался, нет.
Он знал обо всем.

И оставил тебя одну. Двери даже не закрыл.
Защитят? Какая глупость.
Телефонный звонок далеким, загадочным голосом, будто магией стер весь негатив от этой миссии. Ты оставила комнату с едва ощутимым, легким сожалением.

­­



Вечерний город продолжал жить. Ты тоже, хотя и ожидала нападения из-за каждого угла. Это было так нелогично и недальновидно: отпустить тебя. Или детектив хотел убедиться в правдивости своих размышлений? Где прячется смысл?

Ты смотрела мимо немногочисленных людей, сквозь окружающее тебя пространство, полностью сконцентрированная на тревожных мыслях.

Когда кто-то высокий прижался своей спиной к твоей, ты вынуждена была оставить размышления.
-И как тебе Агентство? Понравилось?

В спокойном и неторопливом голосе промелькнули и скрылись солнечные зайцы иронии. Похоже, они зажгли фитиль твоей огненной радости, ведь вдруг твоя персона поняла, что Фёдор пришел сюда собственной персоной. Он то ли не боялся быть пойманным, то ли все уже продумал на этот случай. А скорее всего оба варианта одновременно.

-Они приняли меня настолько дружелюбно, насколько каждый мог. Даже не верится. - Ты немного расслабилась, физически ощущая вдохновляющую поддержку Достоевского. Стало легче, секундное удовольствие искрами пробежалось по пальцам. Ты даже не подозревала, как морально истощилась.

-Предсказуемо, - медленно, тягуче произнес, будто расписался под приговором. -За совершенные грехи следует наказание. Люди считают, что наигранная доброта уменьшит их заслуженные страдания. Но покоя грешникам не будет.

Мрачное предзнаменованием читалось в последних словах Фёдора. Ты знала много о каждом из детективов. И пока жила среди них, постепенно проникалась их мыслями и мировоззрением. Начинала сопереживать и сочувствовать. Сейчас уже, конечно, ничто не могло повлиять на тебя.
И, если так подумать, они тебя вроде как...

-Тебя приручали. - Подтвердил твои мысли Достоевский. - Дазай просто не мог не заметить твой потенциал. Я бы очень разочаровался, выбери он другую линию поведения.

Федор, отрада души, вконец оперся о тебя; похоже, все это время он точно работал на износ и непрерывно.

-Знаешь, - ты повела плечом, намекая, что использование тебя как подставки подходит к концу. - О манипулятивных техниках и их использовании, так же как и о моем большом потенциале стоит говорить в убежище.


Ты обернулась.
«Демон» Достоевский, лицо которого ты наконец имела честь лицезреть, как-то нехорошо - но знакомо и волнующе - тебе улыбался, радуя взглядом полузакрытых уставших глаз.

-Что же, пойдем.


­­


­­Посмотреть другие истории/рассказать о впечатлении можешь здесь - http://koneko22.beo­n.ru/0-22-4-u.zhtml

­­


Категории: